(no subject)

//When I wrote this, only God and I understood what I was doing
//Now, God only knows
***
//Dear future me. Please forgive me.
//I can’t even begin to express how sorry I am.
***
// somedev1 - 6/7/02 Adding temporary tracking of Login screen
// somedev2 - 5/22/07 Temporary my ass .
***
// No comments, as it was hard to code, it should be hard to understand.

(no subject)

— Ты сказал, что это было стимулом, — подсказал головорез номер два.
— Это самое слово! Стимул!
— Очень хорошо, — сказал Оскар. — Лаборатория находится в ваших руках. Ваши отряды заняли ее вчера вечером. Это не входило в наше первоначальное соглашение, но я понимаю ваши соображения. Надеюсь, что и вы сможете понять мои. Я говорил с Президентом Соединенных Штатов вчера вечером. Он сказал мне, что пришлет сюда федеральные отряды.
— В самом деле?
— Да. Он обещал, что первоклассная десантная бригада прилетит сегодня вечером.
— Слушай, но это же Два Пера. — Бенингбой вздохнул. — Я не говорю, что старый Джеронимо специально лгал тебе, но он славится такими ходами. Мы, Модераторы, находились в штате Колорадо, когда Два Пера был губернатором. Он всегда уверял, что пришлет национальную гвардию и восстановит так называемый общественный порядок... Иногда он и вправду делал это для сохранения равновесия. Но...
— Так ты утверждаешь, что Президент не пошлет отряды?
— Нет. Я лишь говорю, что мы не планируем уходить, пока эти так называемые отряды не обнаружатся. Правду сказать, мы, вероятно, не уйдем даже после того, как они обнаружатся. Я не уверен, что ты улавливаешь ситуацию. Ты же из Массачусетса. Но у нас, Модераторов, были деловые отношения с губернатором Колорадо. Он нам кое-что должен.
— Это интересное утверждение, капрал.
— Мы, кочевники, держимся тех мест, где никто другой не может выжить. Это иногда делает нас довольно полезными. Особенно учитывая, что в Вайоминге был недавно пожар.
— Понятно. — Оскар помолчал. — Почему вы говорите мне об этом?
— Хорошо, сэр, мне очень не нравится волновать человека, когда он чувствует себя плохо... Но, по честному, ты единственный человек, которому я могу это сказать. Мы только что прослушали лекцию из уст твоего так называемого директора. Эта женщина нас вообще не слышит! Она понятия не имеет, как живут другие люди! Мы хотели объяснить ей, что мы держим все в руках и она полностью зависит от нашего милосердия и так далее, но она только следит за моими губами и, как только они перестают шевелиться, начинает напыщенную речь об интеллектуальных свободах, о прогрессе науки и бог знает о чем еще... Она действительно странная. Она странно себя ведет, странно выглядит, прямо ведьма, а не женщина. Тогда мы пробовали поговорить с твоим так называемым шефом полиции... Что это за парень?
— Что вас в нем смущает, капрал?
Бенингбой действительно смутился, но потом ответил прямо:
— Не то чтобы я имею что-нибудь против белых! Я хочу сказать, конечно же, есть приличные законопослушные белые. Но посмотри на статистику! Белые — рекордсмены среди белых воротничков по преступлениям. Или посмотри, кто прибегает к насилию. Белые — наиболее склонная к насилию этническая группа в Америке. Все эти поджоги, бомбежки, крутые парни с оружием...
Оскар какое-то время обдумывал эти слова. Его всегда оскорбляло, когда его друзья американцы обсуждали выходки «белых людей». Не имелось такой прослойки, как «белые люди». Это был стереотип, подобный «лицу испанской национальности». Во всей остальной части мира перуанец был перуанцем, а бразилец — бразильцем. Только в Америке эти люди юридически стали «лицами испанской национальности». Оскар сам чаще всего проходил как «испанское лицо», хотя его этническое происхождение правильнее было бы называть как «нечеловеческое».
— Вам следует понять моего друга Кевина, — сказал он. — Кевин — необработанный бриллиант.

дюма

- Да, я начинаю думать, что Майен действительно возвращается. Но ведь ты, Шико, не женщина - пугливая или влюбленная.
- Я, Генрике, человек осторожный, у которого с господином де Майеном игра не кончилась и счеты не сведены. Если он до меня доберется, то пожелает начать все снова. Добряк господин де Майен - игрок преотчаянный.
- Так что же?
- Он сделает такой ловкий ход, что меня пырнут ножом.
- Ну, я своего Шико знаю: он уж в долгу не останется.
- Ты прав, я пырну его раз десять, и от этого он подохнет.
- Тем лучше: игра, значит, кончится.
- Тем хуже, черт побери, тем хуже! Семейка поднимет ужасающий шум, на тебя напустится вся Лига, и в одно прекрасное утро ты мне скажешь: Шико, друг мой, извини, но я вынужден тебя колесовать.
- Я так скажу?
- Ты так скажешь, и притом, что еще хуже, ты это сделаешь, великий король. Так вот, я и предпочитаю, чтобы дело обернулось иначе, понимаешь? Сейчас мне неплохо, и я хочу, чтобы все так и оставалось. Видишь ли, вражда в арифметической прогрессии представляется мне опасной. Поэтому я поеду в Наварру, если тебе благоугодно будет меня туда послать.